На главную
 
ГЛАМУРЛЕС: История Одного Вампира
 
Предисловие

Перед вами -- интеллектуальное произведение. Оно предназначено исключительно для настоящих интеллектуалов. Любителей дешевого чтива просят не беспокоиться. Остальные пруцца.

Глава 1.

Витя Гламурлес встретил свое 30-летие на должности дискурс-менеджера в московской пиарной конторе "Googlenot". В этот день он узнал, что работает на вампиров.

Это произошло так. Начальник отдела дискурсов, пожилой армянин Владимир Ашотович, позвал Витю к себе в кабинет и, плотно прикрыв дверь, спросил:

-- Виктор, ты знаешь, на кого мы тут работаем?

Витя оглядел одутловатую фигуру начальника.

-- Знаю, Владимир Ашотович. -- сказал он. -- Мы работаем на комплекс фейербаховских ощущений. Проще говоря, пакуя и продавая дискурс в пустоту, мы извлекаем из нее все фейербаховские ощущения вроде дорогих блядей и кокоса. Ну а те, кто потребляют наш дискурс в окружающей пустоте, рассматриваются в этом контексте как лишенный самостоятельной воли субстрат.

Владимир Ашотович покивал:

-- Так написано на нашей официальной страничке, Витя. Но знаешь ли ты, кто руководит нашей конторой?

Витя подумал и помотал головой. Начальник вздохнул и, понизив голос, прошептал:

-- "Googlenot" входит в международную финансовую империю ордена гугенотов со штаб-квартирой в Базеле. Тебе было бы полезно узнать, что весь наш высший менеджмент -- вампиры в возрасте от 370 до 420 лет.

-- Да ну? -- не поверил Витя.

-- Х... гну! -- весело отозвался Владимир Ашотович. -- Ты шокирован?

-- Не очень. Судя по тому, чем мы занимаемся -- только престарелым вампирам такое и могло прийти в голову.

-- Ну вот и отлично. -- начальник потер руки и прошелся по кабинету. -- Я почему тебе об этом рассказал? Ты едешь в командировку в Питер, на открытие Центрального Североевропейского бюро ордена. Прибудет один из директоров -- Вольфрам Хундешвайн фон Базель. Произведи на него хорошее впечатление.

-- Спасибо за доверие, Владимир Ашотович.

-- Ничего, фигня. Лучше пойди выспись. Тебе предстоит тяжелый день. Вылет в пять утра.

Глава 2.

Витя провел вечер, как обычно: сходил в клуб "Сломай себе ногу, старый импотент", подцепил там блондинистое существо неопределенного пола, склонил к минету в туалете, потом немного пообщался и констатировал, что это существо -- такое же удручающе бездуховное, как и все предыдущие.

Вынюхав дорожку спида, Гламурлес достал свою записную книжку за $ 3900 и пописал немного роман о бездуховности современной молодежи. Потом выпил еще коктейль, взял такси и поехал домой.

Дома его ждал еще один сюрприз: из Урюпинска приехал папа, Сергей Петрович Гламурлес. Он не постарел ни на день с их последней встречи, хотя прошло уже больше двух лет.

-- Ну что, как карьера? -- спросил папа после обычных ритуалов приветствия.

-- Ничего. Рою грязь носом. -- уныло ответил Витя. -- А еще тут узнал, что работаю на международную корпорацию древних вампиров. В остальном все по-прежнему. А у тебя что новенького?

Папа рассмеялся и похлопал Витю по плечу:

-- Крепись, Витек! Тебе ли, потомственному маньяку-убийце, переживать из-за вампиров?

-- Чего? -- поразился Витя.

Папа посерьезнел и достал из своего старого портфеля небольшую книжку -- в кожаном переплете, на медном замочке. По виду очень древнюю.

-- Это -- история нашего родоначальника, Пьера Гламурлеса. -- произнес он благоговейно. -- Именно он в 17-м веке основал нашу интеллектуально-маньячную династию. Он был маньяком редкого дарования: выискивал свои жертвы по кулинарным качествам и варил из них вкусный бульон! Самый вкусный бульон в тогдашнем Париже. Его мастерство... Ты че?

Витю стошнило.

Когда он пришел в себя, Сергей Петрович брызгал ему в лицо водою.

-- Спокойно, Витек. Ты чего? Разве ты не убиваешь людей по полнолуниям?

Витя сел и с трудом собрал силы, чтобы ответить:

-- Ну, в принципе убиваю. Но я же не варю из них бульон. И вообще -- в его голосе прорезалось раздражение -- Я убиваю только нищих и некрасивых! Я санитар леса!

-- Ну да. Все настоящие маньяки начинают с этой идеалистической задачи. -- понимающе закивал папа. -- Обвороженные идеей Красоты и Духовности, мы стараемся убить как можно больше некрасивых и бездуховных двуногих скотов. Но потом, со временем, мы понимаем: мало очищать мир. Нужен еще и креатив, Творчество! Ты того -- возьми книжечку-то. Почитаешь в дороге. Это наша фамильная история, сынок.

Глава 3.

Почитывая приключения Пьера Гламурлеса и почти бессознательно критикуя про себя все вокруг, Витя прошел паспортный контроль, посадочную кишку, фальшиво улыбающуюся стюардессу и наконец сел на свое место. Самолет взлетел.

Соседом Вити оказался крупный бледный мужчина с черной прядью на высоком лбу. Он то и дело доставал из-за пазухи фляжку и отпивал оттуда.

-- Коньяк? -- вежливо спросил Витя.

-- Какое там... -- уныло ответил сосед. -- Нельзя мне. Здоровье не позволяет. А вы в Питер по делу или развлечься?

-- Развлечься. -- мрачно пошутил Гламурлес.

-- Тогда позвольте вам предложить. -- мужчина сунул руку так глубоко за пазуху, будто собирался снять с себя часы через рукав. -- Вот. Посетите обязательно. Я как главный менеджер гарантирую вам 30-процентную скидку.

Витя тупо посмотрел на предложенный флаер. Там значилось: "Клуб "Malleus Maleficarum". Самые гламурные и бездуховные развлечения Северной Пальмиры для самых антигламурных и духовных москвичей. - 30%".

-- Дайте две! -- попросил заинтригованный Витя. -- А что значит "Маллеус Малефикарум"?

-- Молот ведьм, -- просто ответил спутник.


Глава 4.


В отеле "Grand Matrace" (5 звездочек, британские раковины и вызывающий японский дизайн) не оказалось горячей воды. Витя долго и со вкусом материл горничную, а потом совал ей деньги и склонял к сексу. Горничная оказалась настолько бездуховной, что даже не согласилась.

Шокированный Витя, чтобы как-то развеяться, отправился на Растанную и зарезал там пенсионерку. Он так торопился, что даже не стал выполнять традиционного ритуала. Наскоро обтерев нож травой, он сунул его во внутренний карман и побежал ловить такси: в полночь в Большом Конференц-Зале питерского филиала должно было состояться открытие Ложи.

Впрочем, рассказать об этом событии толком нечего: все было до зевоты предсказуемо. Ну, Витя поручкался с кучей 300- и 500-летних вампиров, говорящих на английском разной степени устарелости. Ну, ему дали отведать свежевскрытую девственницу из яремной вены, под унылое декларирование убогих философских принципов вампиризма. Ну, чего еще тут рассказывать? Любой читатель, побывавший хотя бы на одном-единственном открытии сатанинской ложи в заштатном городе средней полосы, может сам нарисовать себе все мероприятие. Разве что увеличив количество ламп в электроканделябрах и возведя в куб цену жратвы, подававшейся на фуршете.

-- Не зря в Интернете пишут про новый застой, упавший на Россию -- произнес Витя, выходя на улицу в четвертом часу. -- Всё это напоминает пятый за год чёс одного и того же Кобзона в одном и том же самарском зале. Скучно...

Глава 5.

Сюда мы тщательно собрали все матные слова, которые не влезли в предыдущие 4 главы, но без которых современное остросатирическое творчество невозможно:

"Хуй, пизда, ебать, ебацца, нахуй, похуй, обосраться, охуеть, взъебать, пиздец, заебенить, ебанат, выебываться, доебываться, заебаться, заебываться, заебись, заебан, ебанаврот, пиздорванец."

Глава 6.

"А не пойти ли мне в "Молот ведьм"?" -- подумал Витя, улегшись в своем номере на слишком низкую кровать из норвежского дуба. Он вопросительно посмотрел на картину на стенке -- недурную репродукцию мунковского "Крика". Человечек на картинке подмигнул.

-- Ну что ж, схожу. -- решил Гламурлес, поднялся и стал собираться.

Он надел свои лучшие трусы из черного латекса с шипами, выбрил на мохнатом толстеющем животе букву S, спрыснул подмышки испанским селективом с двенадцатисложным названием и упаковал в папочку кожаную полумаску -- на случай оргии.

Витя спустился вниз и потребовал такси. Через полчаса автомобиль остановился у копий ограды высокого сталинского здания.

Пройдя за ворота, Витя наткнулся у лакированных дверей на преогромного жлоба лет пятидесяти, с очень внимательным взглядом и пристроенной под горлом бабочкой, по степени исходящей от нее угрозы похожей на сярикен.

-- Вы в ММ? -- густым басом поинтересовался жлоб.

Гламурлес кивнул.

-- Вы знаете, что у нас гламурные бездуховные развлечения только для самых антигламурных и духовных москвичей?

-- Да.

-- Мало сказать "Да", -- назидательно поднял палец швейцар. -- Вы должны подтвердить это, пройдя небольшой тест. Готовы?

-- Конечно. -- Вите стало интересно.

-- Хорошо, приступаем. Что такое саб класса стадиум?

-- Не помню, я давно вышел из периода увлечения хай-эндом.

-- Как вам Rado?

-- Отстой. Рулит Omega.

-- Почему Гренуй готовил свой элексир?

-- Он хотел любви.

-- Каковы две главные проблемы современной Москвы?

-- Всеобщее помешательство на гламуре... и нигде правильно не охлаждают свежевыжатый сок. Особенно авокадовый.

-- В чем вы видите великое будущее России?

-- Мы должны возродить традиционную духовность, перестать относиться к жителям собственной страны как к быдлу и перестать ругать собственное прошлое, а взять лучшее из него.

-- Как бы вы хотели провести ближайшие два часа?

-- Во-первых, небольшое разогревающее BDSM-show. -- сказал Витя, загибая первый палец. -- Потом какую-нибудь соску попроще и потрогательней, что-нибудь... -- он пощелкал пальцами -- только с ивановской дискотеки, понимаете? Это сейчас верный тренд. Ну и чтобы никакого мусорского палива. А то у вас в Питере часто еще такой совок бывает...

Жлоб с глубоким уважением посмотрел на Витю и отстранился.

-- Вы блестяще прошли тест. -- возгласил он и отворил дверь. -- проходите!

Глава 7 и последняя.

Витя вошел в полутемный клубный предбанник. Неожиданно выяснилось, что он длинный, и Гламурлес переименовал предбанник в коридор.

Впереди, за далеким поворотом, мелькал красноватый свет и слышался лязг. Витя ускорил шаг: похоже, гламурное БДСМ-шоу уже начиналось.

-- Сюда, пожалуйста. -- услышал он за спиной вежливый шепот и, повернувшись, увидел официанта, одетого монахом -- в капюшоне и с четками.

Он взглянул туда, куда указывал официант, и почувствовал облегчение: шоу еще не началось.

В центре небольшого амфитеатра, усеянного сидящими фигурами в монашеских рясах, стоял металлический столб с цепями. Торопливые молодые люди с выбритыми налысо головами подтаскивали к нему хворост.

-- И куда мне конкретно садиться? -- спросил Витя у официанта.

Тот вежливо взял его под локоть и прошептал:

-- Вообще-то, вам не садиться. Вам встать. Вон туда, к столбику.

-- В каком смысле? -- переспросил Витя. Он испытал дискомфорт.

-- К столбу. А мы цепями прикрутим. -- так же вежливо продолжил официант.

Дискомфорт Гламурлеса перешел в глубокое разочарование.

-- Постойте-ка... Это что, не клуб "Молот Ведьм"?

-- Он самый.

-- Тогда почему вы позволяете себе такое обращение с клиентами?

-- А ты что, не знаешь, что такое "Молот Ведьм"?

-- Книга для ведьм? -- неуверенно предположил Витя. Ничего древнее Зюскинда он, признаться, не читал со школы.

Официант захохотал, показав в свете факелов отвратительно дешевые пломбы.

-- Ну и темные же вы все. -- отсмеявшись, сказал он и утер лицо рукой, второю крепко придерживая Витю. -- "Молот ведьм" -- это не ДЛЯ ведьм, это ПРО ведьм! А написана она как руководство для нас.

-- Это для кого это -- для нас?! -- пискнул Гламурлес, чувствуя, как его волокут к столбу и стягивают цепями.

-- Для Святой Инквизиции. -- объяснил появившийся рядом с официантом бородатый мужчина с библией в руках. -- Я здесь, чтобы призвать тебя, дитя, к покаянию. Но ты ведь, вероятно, давно продал душу дьяволу?

-- Не так уж и давно... -- пробормотал Витя. -- Эй! Постойте! Так мы не договаривались! Мне ведь обещали, что тут будет гламурненько!

Священник и монах переглянулись. Монах достал дешевую, отвратительно дешевую зажигалку за 50 центов из оранжевой прозрачной пластмассы. А священник пояснил, глядя на Витю без особого сочувствия:

-- Вообще-то будет скорее готичненько. Ваде ретрум!

Монах высек огонь. Гламурлес закричал.

***